8 495 491-68-61

Москва, ул. Вишнёвая, 5, офис 18

v-zn@yandex.ru

РОССИЙСКИЙ «РАКЕТНЫЙ ГЕНЕРАЛ»

14_Karl-Andreevich-SHil-der-002-720x1024В 1827 г. под Петербургом состоялись доселе не бывалые в России военные маневры, на которых отрабатывали применение ракет. Проводила их «ракетная рота №1», сформированная незадолго до этого по предложению генерал-майора А.Д. Засядько. А первое боевое применение этой роты произошло во время русско-турецкой войны 1828-1829 гг. при осаде Силистрии и связано с именем другого «ракетного генерала» К.А. Шильдера.

Карл Андреевич Шильдер родился в семье купца в 1786 г. В 16 лет юношу, окончившего благородный пансион, зачисляют унтер-офицером в Московский гарнизонный батальон. В 20 лет он участвует в сражении под Аустерлицем, за что получает орден Св. Анны 4-й ст. В мае 1806 г. Шильдер становится поручиком 2-го Пионерного полка. Отечественную войну 1812 г. встретил в чине штабс-капитана. В это время его особенно интересуют инженерные проблемы, пионерная (саперная) и фортификационная работа. Одна из его первых самостоятельно выполненных работ — организация системы укреплений на р. Припяти во время войны с французами.

В 1821 г. Шильдер получает чин полковника, а еще через пять лет его переводят в лейб-гвардии саперный батальон. В это время он занимается как практической работой минера и фортификатора, так и теоретическими исследованиями. Его новая методика контрминной войны, когда вместо вертикальных колодцев рылись горизонтальные и наклонные, была признана более эффективной. Свои методические разработки Шильдер с большим успехом применил в годы русско-турецкой войны 1828-1829 гг., сделавшей его имя известным. Взятие турецкой крепости Варна в короткие сроки в сентябре 1828 г. стало возможным лишь благодаря инженерному таланту полковника Шильдера и его настойчивости. За это награжден орденом Св. Георгия 4-й ст., а еще через некоторое время его назначили командиром лейб-гвардии Саперного батальона с присвоением чина генерал-майора.

В следующем году участвовал в осаде турецкой крепости Силистрия, взятие которой считалось важнейшим условием для успешного проведения всей кампании. Для переправы к крепости генерал предложил использовать плоскодонные баржи. Но решение задачи осложнялось тем, что переправа должна была проходить не только под обстрелом крепостных батарей, но и в зоне активных действий турецкой гребной флотилии. Шильдер нашел выход и здесь. Для прикрытия с воды он использовал ракеты той самой «ракетной роты №1» подпоручика Ковалевского. Легкие станки не перегружали паромы, а, кроме того, во время ракетного залпа не давали отдачи, паром не кружился по воде после каждого выстрела. Переправа прошла успешно, а русские ракетчики ночью сами напали на турецкий флот и нанесли ему значительный ущерб. Успешно Шильдер организовал и строительство инженерных сооружений во время осады Силистрии. Правильно выбранная им тактика минной борьбы позволила русским войскам взять эту мощную турецкую крепость без штурма. За отличие под Силистрией генерал-майор Шильдер был удостоен ордена Св. Георгия 3-й ст.

Ракеты под Силистрией стали тактической новинкой Шильдера. В 1834 г. он вновь показал себя новатором. Но все узнали об этом только через 40 с небольшим лет. Этот проект мог дать такое преимущество русскому флоту, что работы его строжайшим образом засекретили. По проекту Шильдера на Александровском литейном заводе построили бронированную подводную лодку. Она могла погружаться на глубину до 10 м, весила 15 т, а экипаж составлял 10 человек. Еще большей тайной было вооружение лодки: ракетные установки, расположенные по бортам, позволяли вести огонь как по надводным, так и по подводным судам. Для воспламенения порохового заряда генерал, совместно с ученым П.Л. Шиллингом, предложил конструкцию электрических запальников. Российский военно-морской флот использовал и другое изобретение генерала — гальванические и гальвано-ударные морские мины.

К.А. Шильдер служил долго и погиб как солдат — 13 июня 1854 г., обходя работы при осаде той же крепости Силистрия, что и 25 лет назад. Он был тяжело ранен разорвавшейся гранатой. Генералу ампутировали ногу, но все усилия медиков оказались напрасными: через 10 дней он скончался. Николай I, узнав об этом, написал: «Потеря Шильдера меня крайне огорчила, такого второго не будет и по знанию и по храбрости».